• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:35 

С Новым годом!

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
С Новым годом вас, мои читатели!
З новим роком!
שתהיה לכם שנה אזרחית חדשה ושמחה
Соли нав муборак!


Желаю вам всего наилучшего, здоровья, счастья, радости. Но надо же пожелать чего-то самого главного. Так вот, о главном словами поэта:

Дай Бог поменьше рваных ран,
Когда идёт большая драка.
Дай Бог побольше разных стран,
Не потеряв своей, однако...

Пожалуй, это сейчас главное. С Новым годом!

10:01 

Умер Генадий Кофман

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.


Наш друг Генадий Кофман, раненый ублюдком-террористом почти месяц назад около Пещеры Праотцов в Хевроне, умер сегодня утром в иерусалимской больнице "Шаарей Цедек". Врачи долго боролись за его жизнь, но там были 3 ранения, каждое из которых смертельно. Конечно, мы до последнего надеялись на чудо. Но то, что он продержался так долго, и было настоящим чудом.

Уже вчера утром нам сообщили из больницы, что надежды нет, Гене остаются часы. И вот уже второй день все очень грустные и злые. Но мы превратим свою злость в решимость и наши враги заплатят за всё.

19:44 

Между прошлым и будущим

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
Итоги года подводить принято к концу этого самого года. А так как пишу по-русски, на российском сайте, уместно подводить итоги христианского года, а не принятого в наших краях еврейского. Итоги так итоги. Опять же, надо конкретизировать вопрос: какие итоги? В личном плане или в общеполитическом, гражданском. В личном плане у меня родилась дочка Галь. Сегодня ей уже пять месяцев, пытается переворачиваться и садиться. Конечно, Ленка хотела мальчика, но Бог распорядился иначе. Ну ничего, девчёнки тоже неплохо. Правда смотрю вокруг, рождаются одни девчёнки в последнее время. И в личном же плане 2015 год стал первым годом восстановления после потрясений прошлого. Это как после землетрясения, вылазишь из-под завала и смотришь, что разрушено, что уцелело. Многое оказалось разрушенным по итогам прошлого года. Многое и уцелело. Восстановим потихоньку, но это будет уже другая жизнь. Того, что было, уже не будет.

В общественном плане я даже не знаю, что писать. Произошло многое, но в то же время, не произошло ничего. Т. е. совсем. В прошлом году, когда начались "крымнаши", мы бросились спорить, пытаться убедить, что-то кому-то доказывали. В этом году, с Сирией и Турцией, никто уже не спорил и не доказывал. Не оттого, что согласны или не согласны, а просто никто уже не изъясняется этими категориями. Нынче категории "выгодно" - "не выгодно". Почему такими отчаянными были "хохлосрачи" 2014 года? Потому что, несмотря на границы, пролегшие между нами, жило ещё в нас ощущение некой общности, рудимент СССР. Думалось, что объединяет нас некая принадлежность к чему-то надграничному, высокому, а не только язык, на котором мы изъясняемся. Жители Парижа, Монреаля и Абиджана тоже изъясняются на одном языке, но нам хотелось думать, что москвич для киевлянина и русскоязычного иерусалимца всё же не то же самое, что для жителя Брюселя житель Киншасы.

Когда спорят? Когда мнение оппонента важно, когда кажется, что у вас есть много общего, что можно объясниться, убедить друг друга, хотя бы понять. В разговорах с палестинскими арабами, например, мы не спорим о политике. Потому что политический вопрос между нами один: где пройдёт граница? Всё остальное не даёт даже тех минимальных точек соприкосновения, чтобы возник спор. Вот о чём нам спорить? О том, хорошо убивать людей или плохо? О том, что врать нехорошо? О том, что секс-джихад это проституция, а то, что они называют обычным джихадом - убийство ни в чём не повинных людей на почве межнациональной вражды. Да не будем мы об этом спорить, это бессмысленно, лучше поговорим о границе, о заборе.

Главным итогом прошлого года стало то, что нас (украинцев, русскоязычных израильтян и прибалтов, совестливых россиян) с ватниками разделил забор. Не всегда физический, хотя и физический тоже скоро построят. Но очень крепкий, высокий такой забор. И поэтому всё, что происходило в году нынешнем, происходило либо по их, либо по нашу сторону забора. И что бы ни происходило, это локально и не так интересно. Спорить больше не о чем. Физически СССР распался в 1991 году. Но как ни крути, мы долго несли его в себе, в наших душах. Он существовал даже вопреки нашей воле, в виде каких-то обычаев, привычек, ностальгических передач и воспоминаний. Больше его нет. С весны прошлого года. Нет, обычаи, привычки и ностальгия у нас останутся, но больше они не объединяют. Теперь кто-то будет отмечать Новый год по московскому времени, а кто-то по киевскому. И кто бы уже что ни говорил, забор заглушит слова, мы просто не услышим друг друга.

И всё бы ничего, но вторая сторона, воздвигнувшая этот забор, не сможет выстроить стабильного самодостаточного общества с той его стороны. Не оттого, что это теоретически невозможно, а потому, что конкретно у них этого не получится. Как не получается этого у палестинцев. И поэтому нынешняя ситуация не может быть стабильной, она может продлиться несколько месяцев или лет, но не дольше. А дальше будет одно из двух: либо там у них будет колапс, но на этот раз жуткий и кровавый, либо будет война. Наше правительство делает всё возможное, чтобы оказаться вне этой будущей, совсем не нашей войны, если она случится. Вот только возможно ли это в принципе?

Прошлый год уходит за горизонт. И если нужны слова, чтобы сказать о нём кратко: "Между прошлым и будущим." А остальное потом доскажет история. Когда наступит будущее, каждый из нас поймёт, наконец, прошлое. С наступающим!

10:10 

Памирский дом

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
Вчера на Памире опять произошло сильное землетрясение, третье за последние пару месяцев. Сила толчков велика, в то же время пострадавших не так много. Намного меньше, чем при аналогичных землетрясениях в других частях света. Разгадка кроется в устройстве памирского дома и особой технологии его возведения, а также продуманном выборе места кишлака. Всё это выверено веками и спасает людей. В выборе места поселения учитывались опасности камнепада, горообразования, оползня, запруды, провала и много чего ещё. Сам дом может показаться европейцу несколько странным. Но тут тоже опыт веков.

Основное помещение выглядит примерно так:



читать дальше

20:41 

Награда нашла героев

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
Левацкая организация "Шоврим штика (Нарушаем молчание)" печально известна у нас в поселениях. Они приезжают митинговать против армии и поселенцев, за страдающих под нашей пятой арабов, палестинское государство и прочие радости.

Активисты этой организации (и второй, ещё более мерзкой, "Тааюш") стремятся показать всему миру: "Это они, правые поселенцы, плохие евреи, козлы вонючие, мутят воду в нашем гето. А мы евреи хорошие, мы не выступаем против пана гауляйтера, возьмите нас в юденрат."

Сегодня автобус с активистами "Шоврим штика" ехал бузить в Кирьят Арбу. Из окон автобуса торчали их плакаты, чтобы арабы видели: "это едут правильные евреи!" Но арабам, видно, пофиг, какие евреи. В арабской деревне Бейт Умар автобус закидали камнями, троих активисток ранили. Впрочем, может ранили не только активисток, но и активистов, они там ещё и феминисты/феминистки и всегда говорят о себе в женском роде, хотя в иврите другая норма (если не полностью женский коллектив, говорят в мужском). Но что им нормы языка оккупантов.

Комментарий самих леваков предельно скупой. Мол, "хорошо, что всё закончилось лёгкими ранениями". А теперь представьте, какой шабаш на весь мир стоял бы сейчас, если бы камнями автобус закидали еврейские поселенцы.

К слову сказать, в Вифлееме сегодня мусульмане-арабы закидали камнями машину латинского патриарха, прибывшего к Церкви Рождества на празднование. После спешного отбытия патриарха они же кидали камни по празднующим христианам по дороге к церкви. Палестинская полиция пытается навести порядок, но арабы-христиане напуганы и в церкви не очень много народу.

Свобода вероисповедания по-палестински.

23:26 

С Рождеством!

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
Поздравляю моих читателей, католиков и протестантов, с Рождеством!

Сегодня во френд-ленте я увидел стихотворение, удивительно точно попавшее в настроение. А потом выпала поездка в Иерусалим. И я специально свернул на Бейт Джалу и проехал по касательной Вифлеем, чтобы ещё раз почувствовать атмосферу стиха:



а знаете, я видел эти ясли.
сопровождая новые машины,
мы ехали, осоловев от тряски,
по мокрой и разбитой грунтовой.
темнело небо.
начинался праздник.
мы продвигались к булочной эфратской.
был дождь.
у церкви мятые мужчины
шептались и кивали головой.
и я тогда подумал, что любое
рождение... любого человека...
и есть победа над холодным страхом
небытия. и с этой точки зло
действительно побеждено любовью.
Бог не объект, но действие.
монахом
подмена воина,
шутихи, смех, потеха ‎–
по сути ‎– ‎громкий выдох: «пронесло».
так вот, о яслях ‎–
ясли были те же.
казалось, что они пустили корни,
валяясь на земле все эти годы.
звезда, как и назначено звезде,
взошла, и дождь
теплее стал и реже.
заметив улучшение погоды,
два звонаря прошли на колокольню,
где снайпер приготовился к стрельбе.

Семен Крайтман

21:30 

Креста на них нет...

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
Всеволод Чаплин объяснил свое отстранение от должности главы синодального отдела по взаимодействию церкви и общества разногласиями с патриархом Кириллом, передает «Русская служба новостей».

«Мы достаточно серьезно разошлись с Его Святейшеством в понимании того, какова должна быть роль церкви в государстве и обществе. Я считаю, что мы должны быть независимы, мы должны критически вести диалог с властью, не поддакивать ей, спорить с ней, спорить с обществом, даже если кто-то не соглашается с тем, что верующие люди говорят», — сказал он.


Вот оно как обернулось, однако. Святой отец, оказывается, диссидент, а мы и не знали. А он, наверно, кураевец тайный."На следующее утро после моего увольнения из магазина номер 26 я проснулась и осознала масштабы злоупотреблений и хищений в магазине."

Но от должности его отстранили не за это. А за то, что в Великий пост подкрепился гамбургером в МакДональдсе. А потом заявил, что это был постный гамбургер. Я тоже такой захотел, но в МакДональдсе мне сказали, что постных не бывает. Бывают кашерные, халяльные, специальные для индусов, не из говядины, а постных не бывает. Они там в МакДональдсе нехристи, пиндосы проклятые.

Теперь Владыке, чтобы его взяли в оппозицию, придётся кюшать что-нибудь оппозиционное. Например, сходить в "Бардак". Это ресторан турецкой кухни, а не то, что вы подумали. Там, кстати, есть постное меню.

16:09 

Нюансы

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
Петька спрашивает у Чапаева: "Василий Иванович, а что такое нюанс?"
Чапаев: Снимай штаны Петька, покажу.
Петька немного недоумевет, но снимает штаны.
Чапаев подходит сзади, засовывает ему понятно что понятно куда и объясняет:
"Вот смотри Петька. Вроде и у тебя хуй в жопе и у меня хуй в жопе... Но есть один нюанс...

Клятву и Законы юных захаровцев (есть такая детская организация в т. н. "ДНР") почти слово в слово списали с клятвы пионеров Советского Союза. Вот, смотрите сами.

Клятва юных Захаровцев




Торжественная клятва пионера Советского Союза

" Я (Имя, Фамилия) вступая в ряды Всесоюзной Пионерской Организации имени Владимира Ильича Ленина, перед лицом своих товарищей торжественно обещаю: горячо любить свою Родину. Жить, учиться и бороться, как завещал великий Ленин, как учит Коммунистическая партия. Свято соблюдать Законы Пионерии Советского Союза."

Законы пионеров Советского Союза:

• Пионер предан Родине, партии, коммунизму
• Пионер готовится стать комсомольцем
• Пионер ровняется на героев борьбы и труда
• Пионер чтит память погибших борцов и готовится стать защитником Отечества
• Пионер лучший в учебе, труде и спорте
• Пионер - честный и верный товарищ, всегда смело стоящий за правду
• Пионер - товарищ и вожатый октябрят
• Пионер - друг пионерам и детям трудящихся всех стран.


Клятвы и законы почти идентичны. Но есть два нюанса. Нет, нюансы не в именах лидеров и названии партии, отнюдь. И даже не в том, что великий Ленин завещал, а Александр Владимирович Захарченко учит. Ленин тоже учил, пока жив был, тут никаких нюансов. И потом "кто из них, Ленин или Захарченко, больше матери-истории ценен", пусть разбираются историки, по мне так оба. Нюансы в другом. Видите слова "Горячо любить свою Родину, наш Донбасс"? В оригинальной пионерской клятве было просто: "Горячо любить свою Родину". Пионерам Советского Союза не надо было уточнять прямо в тексте клятвы, где их Родина. Здесь приходится.

И второй нюанс: видите последний закон пионеров: " Пионер - друг пионерам и детям трудящихся всех стран"? У захаровцев он заменён на: "Захаровец всегда сообщает старшим о недостойном поведении других".

И эти два нюанса объясняют всю разницу между пионерами и захаровцами, между СССР и ДНР, между Лениным и Захарченко, между хуем в жопе и хуем в жопе. Как-то так, посоны.

22:21 

Сколько в Израиле демократии?

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
Когда я что-либо пишу, я знаю, что прочитают не только мои едиомышленники, но и оппоненты. И оппоненты станут оппонировать, иначе как? Если я ругаю какие-то аспекты израильской действительности, оппоненты скажут: "Ну и где ваша хвалёная демократия? Вот Задорова сегодня снова осудили, несмотря на все сомнения в том, что он убивал. Ну и где ваше хвалёное правосудие? И что вы после этого хотите от России, КНДР, Зимбабве и Буркина Фасо?"

Что мне ответить своим оппонентам? Что израильская демократия рождается в муках, что она ещё в процессе становления? Что гораздо более старые демократии не застрахованы от ошибок и злоупотреблений? Но это они и сами знают, наверное. Поэтому зададимся более общим вопросом: что вообще такое демократия? Если есть честные выборы, это уже демократия? Ведь очевидно же, что без честных конкурентных свободных выборов демократии быть не может.

В математике есть такое понятие: "необходимое и достаточное условие." Если условие необходимо, но не достаточно, теорема не доказана. Так вот, честные выборы это необходимое, но не достаточное условие. Если в племени людоедов решат выбирать, кого съесть на обед, при помощи честных выборов, это не будет означать, что там наступила демократия. Кстати, в Израиле с честными выборами всё в порядке.

Второе необходимое условие демократии - базовый набор прав и свобод граждан, закреплёный в законах и реализованый на деле. Если выборы честные, а за неверно сказанное слово расстрел - какая на фиг демократия? Положим, с этим в Израиле тоже более менее нормально. Но это условие тоже недостаточное, в Южном Судане, например, все свободы записаны и реализованы. Говори что хочешь, пиши что хочешь, демонстрируй где хочешь, молись кому хочешь. Единственное, что мешает молодой южносуданской демократии это отсутствие самого государства. Государственные институты этой страны всё ещё не выполняют своих функций.

Третье необходимое условие демократии - разделение властей (оно тоже не достаточное, только все три вместе достаточны). Должны быть законодательная, исполнительная и судебная власти, желательно независимые и подчинёные закону. И вот тут у нас в Израиле есть проблема. Но если в классических авторитарных системах подмять под себя остальные ветви пытается исполнительная власть (президент), в Израиле это пытается сделать судебная. Что хуже? Оба этих случая одинаково плохи. Что опаснее? Опаснее, мне кажется, израильская ситуация. И сейчас я объясню, почему. Мир не создан вчера и за свою долгую историю он знал множество примеров тоталитаризма, авторитаризма, монархий, псевдореспублик. И мы уже знаем, чем такие вещи чреваты, как потом из них выходить, чего от них ждать. А вот вторая ситуация взбесившейся судебной власти, которая подмяла под себя и без того слабую законодательную и головами схлестнулась с исполнительной, мне неизвестна. Но я уже вижу, что это приводит к очень серьёзному кризису.

Судебная власть не может быть главной. Но присвоив себе полномочия изменять, отменять и толковать законы (под предлогом того, что они противоречат другим, конституционным законам), судебная власть кастрировала Кнессет. Если некие общие декларации, содержащиеся в неких законах, толкуются так, как они у нас толкуются Высшим судом справедливости, любой закон Кнессета, неугодный Высшему суду, может быть отменён либо переиначен. Но и этого мало. В некоторых областях законы истолковываются так, что любой политик и чиновник может стать объектом шантажа. И всё это не издержки демократии, это издержки недостатка демократии.

Демократия всего лишь система, средство. На сегодняшней день это лучшее средство, наиболее эфективное, что ли. Но не надо путать средство и цель. Цель - построить стабильные гармоничные общества, где людям будет хорошо и безопасно жить.

Россия не должна быть лучше или демократичнее Израиля, да и Израиль не должен быть лучше или демократичнее России. У каждой страны свой путь и проблемы той или иной страны отражают проблемы её народа. Проблемы России повторяются с какой-то цикличностью и они отражают какие-то свойства русских. Философы говорят о тяге к сильной руке, о гипертрофированном чувстве справедливости в очень своеобразном его понимании. И мне здесь трудно судить, знать русский язык ещё не значит знать русский народ. Точно также цикличны и проблемы Израиля, но они отражают проблемы евреев. И вот тут я как раз могу судить, свой народ я знаю.

Мне лично хотелось, чтобы российская демократия была более совершена. В том числе и потому, что у меня были интересы в Луганске, а это слишком близко от российских границ. И как в воду глядел, недостатки российской демократии нанесли моим луганским интересам непоправимый ущерб. Сейчас я хочу лишь того, чтобы в Луганск вернулась украинская власть. А другая, не украинская, убралась и закрыла границу с той стороны. Но в дни, когда мы находимся на гребне волны террора, у меня есть дела поважнее, чем думать о судьбе "ЛНР". То, что там произошло, уже произошло. Проблемы же демократии израильской представляют для меня опасность здесь и сейчас. И то, что здесь и сейчас происходит, продолжает происходить. И требует от меня каждодневных решений.

Поэтому пусть простят меня мои оппоненты, но российской тематики в последнее время у меня в дневнике не много. То, что я писал раньше, остаётся в силе. То, что будет дальше, покажет время. И если кому-то из моих читателей кажется, что мир стал лучше за последние пару лет, кто я такой, чтобы с ним спорить.

22:37 

Дни затмения

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
В последние дни очень много работы. Когда на рынке появляются факторы, направленные против тебя, надо работать вдвое, втрое больше, чем в более благополучные времена, дабы заработать хотя бы столько же. Другого рецепта я не знаю.

Мне некогда думать о событиях и описывать их в этом дневнике, они несутся мимо, как кадры в неком бешеном фильме и лишь по привычке, краем глаза, я фиксирую их, собираю в некую единую картину и пытаюсь вставить её в рамку. И когда я гляжу на эту картину, мне грустно.

У меня здесь есть читательница, лет десять назад переехавшая из Израиля в Канаду. То, из-за чего она переехала, действительно существует и это реальные наши проблемы. Видя эти проблемы, я говорил себе не раз и не два, что смотреть надо не на фрагменты картины, а на всю её, желательно в перспективе. Мол, Москва не сразу строилась, нашему государству меньше 70 лет (мои родители старше него), мы тоже люди и главное не отчаиваться. Время выровняет всё кривое и мы ещё будем с гордостью рассказывать внукам об этих днях. В моей машине часто играла песня Талькова "Солнце уходит на запад" и я повторял вслед за голосом с диска, голосом давно убитого певца:

...Она сломалась в США, из Бонна он исчез...
Я это знал, прощаясь с ними навсегда.
У эмигрантов грустная судьба,
А тот кто останется здесь,
Увидит, как солнце встает
И рождается Новый век,
Кто выдержит здесь, тот поймет,
Что он - Человек...

События последних месяцев сделали меня намного менее категоричным. Нет, я никуда отсюда не уеду, мне и некуда уезжать. Но когда я сегодня случайно наткнулся в Интернете на когда-то уже читаную мною статью, я прочитал её совершенно иными глазами. И понял, что она про нас. Автор статьи отвечает риторическим ответом на не менее риторический вопрос о том, как люди жили в 1937-ом году, зная, что там в ужасных застенках... И он пишет, что в ужасных застенках находились максимум 1-2 процента населения, остальные же жили как обычно, может быть лишь вздрагивая от звуков автомобилей в глухую ночь. В 1937 году люди ходили на катки, на балы, в гости, влюблялись, страдали, мечтали. Так и мы сейчас живём.

Попытки и пытки. Убийство семьи Давабше и арест подозреваемых.

Дело Задорова. Ждём завтрашнего решения Высшего суда Справедливости

Они спалились на девочках. Сексуальные скандалы или попытка переворота?

Если Вы сходили под каты и прочитали длиные схемы политических комбинаций, Вы теперь знаете всё. А то, чего не знаете, сможете понять и сами. Отвечу лишь на последний вопрос: "Куда они торопились?" Дело в том, что израильская полиция во времена Каради превратилась в боевое подразделение левого лагеря. Последний мафкаль (генеральный инспертор) Денино тоже был левым. Но он хотел, чтобы полиция не занималась политикой, а ловила преступников. Преступники этого не хотели и всячески препятствовали. Те преступники, которые вне полиции и те, что внутри. Денино решил вышибить из полиции тех преступников, что внутри. Полетел весь генералитет, но и самого его чуть не вышибли, еле досидел. Нынешний же генеральный инспектор, Рони Альшейх - вообще не левый. Он вырос в нашем поселении.

Без полиции раскрутка ложных резонансных дел против политиков невозможна. Лишившись этого инстумента, потенциальные заговорщики остаются без рук. И да, больше они, наверно, не смогут. Вот и торопились, понимая, что это их последний и решительный бой.

...Больше они не смогут, наверно. Они и на этот раз проиграли. Но мой друг лежит в больнице с ножевым ранением в сердце, в очень тяжёлом состоянии. Мой хороший знакомый тоже в больнице, с пулей в голове. Сегодня туда доставили ещё одного моего знакомого, после пыток. Троих моих соседей убили. И да, мне грустно. Больно и грустно. И больше в моей машине не играет песня Талькова "Солнце уходит на запад". А играет другая, Идана Амеди: "Мой друг, с недавних пор"...




Мой друг, с недавних пор прийти к тебе мне всё труднее,
Одышка при ходьбе , не знаю, что мне делать с нею.

Мой друг, с недавних пор мне всё трудней сдержать желанье
Поджечь всё к ебеням, взорвать к чертям всё мирозданье

Мой друг, с недавних пор я здесь , но как бы меня нету,
Мой друг, с недавних пор я вижу, как тут мало света.
Нас обуяла тьма, и нет ни времени, ни места
И я схожу с ума, я не умею жить так, честно.

Мой друг, с недавних пор я часто слышу гул оваций,
Все смотрят мне в глаза, я начинаю их бояться,

Мой друг, с недавних пор я стал критичнее и строже,
И думаю о том, что где-то я сфальшивил тоже.

Ведь я с недавних пор как будто здесь, но меня нету,
Мой друг, с недавних пор я вижу, как тут мало света.
Нас обуяла тьма, и нет ни времени, ни места
И я схожу с ума, я не умею жить так, честно.
 

,בזמן האחרון, קצת קשה לי להגיע
אני הולך ומתנשף ומתחיל גם להזיע
,כי בזמן האחרון, גם קשה לי להשביע
את הרצון המקולל, לשרוף הכל בלי להודיע

כי בזמן האחרון,אני נוגע לא נוגע
,ואם נגיד את האמת, אני הולך ומשתגע
,כי בזמן האחרון, קצת חשוך אתה שומע
אז תדליק כבר את האור, תעשה מה שאתה יודע

,בזמן האחרון, אנשים מוחאים כפיים
,הם מסתכלים עליי קרוב, בלבן של העיניים
אז בזמן האחרון, נהייתי ביקורתי
ויצא לי קצת לחשוב,עד כמה הייתי אמיתי

כי בזמן האחרון, אני נוגע לא נוגע
,ואם נגיד את האמת, אני הולך ומשתגע
,כי בזמן האחרון, קצת חשוך אתה שומע
אז תדליק כבר את האור, תעשה מה שאתה יודע

16:20 

Е*ануться не подняться

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
Чинил сегодня машину в автомастерской, мой автослесарь араб и мастерская находится в зоне совместного предпринимательства. Мой тесть тоже привёз свою машину, там какая-то мелочь. Эту женщину я видел, краем глаза, не более. У меня куча дел, кроме как арабок разглядывать. Но она стояла вдалеке и чего-то ждала.

Насколько я понял, она ждала, когда уйдём мы и Офир Гармадай. Офир Гармадай очень сильный и крупный, кулаком может убить. Я тоже не выгляжу лёгкой добычей. А если мы стоим рядом, шансы, с её точки зрения, снижаются.

Когда мы уходили, из евреев в мастерской оставались Йоав Говери (ему меняли радиатор) и Моше Коэн (пришёл поболтать). О Моше Коэне они не могут определённо сказать ничего, выглядит и одевается он как араб и говорит безупречно, без малейшего акцента. Родился он мусульманином, правда шиитом. Был нашим разведчиком в Ливане 20 лет, когда его раскрыли, бежал. Здесь уже принял гиюр.

Как только мы уехали, через минуту, арабка вошла в мастерскую, прошла мимо Моше Коэна и попыталась напасть с кухонным ножом на Говери. Коэн выбил у неё нож, она попыталась его поднять и солдаты, стоявшие на въезде в мастерскую, её пристрелили. Йоав Говери не пострадал. Он говорит, что всё выглядело так, будто она ищет смерти, хочет самоубиться.

Странные времена мы сейчас переживаем. Это какое-то массовое помешательство у наших соседей идёт. Осенне-зимнее обостоение.

14:54 

Ну и где я могу получить свою долю?

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.


Куда обращаться? Вот я тут такой страшный сионист прямо из Госдепа. Навожу экзистенциальный хтонический ужас на лоялистскую тусовку дайри. Синдани, трашнутые танки, огненные драконы, лексифы и прочие бледные дракомалфои с рыцарями северного заката джихадят меня туеву хучу лет, а сдюжить не могут. Я для них триедин: украинский юденрат, таджикский исламист и проект "сионизм с человеческим лицом". Может быть, не миллиард, но пару полновесных госдеповских миллионов я точно заработал. В общем, наймиты госдепы, свяжитесь со мной по у-мылу.

14:29 

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
10.12.2015 в 14:25
Пишет +Kladbische+:

Мне кажется, мои стихи последних нескольких лет довольно однообразны, но уж что пишется -- то пишется.

В мерцании звёзд и сетях паутинок,
В пути, убегающем вдаль синевой,
В историях старых меж слов и картинок
Я вечно искал свет особенный свой.
Сквозь чащи и улицы, толпы и тени
Он вел меня тихо, мерцая, звеня.
Порой угасая от злобы и лени –
Всегда возвращался, прощая меня.
Манил, появляясь – то ближе, то дальше,
В церквях и трущобах, молитвах и снах.
В нём было так много – и не было фальши,
И я забывал про тревоги и страх.

В глазах у котов благодарных бездомных,
На бликах снегов гималайских вершин,
В сердцах, что горели, как горны и домны,
В огнях баррикад и пылающих шин,
В свечах у посольства, кострах похоронных,
На кухне у друга в конфорке печной,
На трассах ночных и холодных перронах
Струился мой свет бесконечной волной.
И были потери, и слёзы, и ямы,
Под всадником бледным скрипело седло.
Но где-то горел огонёк мой упрямый,
И он не сдавался,
И было светло.

Священный поток всеблагой, всемогущий,
Вращает колёса земных шестерён.

Я верю, что каждый, на свете живущий,
Особенным светом своим одарён.
Его не потушат ни ночи, ни зимы,
Ни черная ненависть болью немой.

Не бойся. Смотри: вдалеке негасимо
Он светит тебе по дороге домой.

URL записи

23:21 

Ещё один теракт

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
Обстреляли машину. И снова ранили человека, чьё имя в памяти моего сотового. Шауль Нир, легендарный подпольщик, один из самых преданых клиентов моего агентства. У него огромная семья, куча детей, внуков, племянников, все они покупают квартиры, продают, покупают бОльшие. Его жена Рахель ранена легко, сам Шауль тяжело. Если говорить строгими определениями, сам Шауль и поселенцем-то не является. Он не живёт в поселении. Он выкупил у араба крышу его дома, укрепил и построил свой дом прямо на крыше арабского. В своё время отсидел в тюрьме за то, что создал подполье и боролся с террором как умел, не таскаясь по полициям и судам. Но в поселении у него какая-то дикая куча квартир, которые он использует для поселенчества, сдаёт их по дешёвке идеалистам. Тут много таких, это основные мои клиенты.

Я спрашивал у Шауля о причине столь странного выбора, поселиться на крыше. Он объяснял, что в Йемене, откуда происходит его семья, еврейский дом не мог быть выше арабского, еврею запрещено было скакать на лошади,он не может возвышаться над арабами. Много чего было нельзя, чтобы показать: мусульмане всегда выше евреев. Поэтому он и построил свой дом на крыше арабского, здесь, в Израиле. Говорят, что все наши взрослые поступки родом из детства. Правильно говорят.

Я бы посоветовал террористам успокоиться и перестать кошмарить поселенцев. И вообще перестать кошмарить людей. Потому что бывших подпольщиков не бывает. И ответка может прилететь такая, что мало им не покажется. И да, я прекрасно знаю, почему всё время попадают люди из памяти моего сотового. Потому что на людях из памяти моего сотового и их друзьях и единомышленниках держится эта идея. Не страна, нет, страна много на ком ещё держится, на силовиках, правительстве, депутатах, чиновниках. Но без идеи страна не может. А носителями идеи могут быть лишь те, кто живёт в полном соответствии с ней. Кто обратил свою жизнь в служение. И это лидеры поселенцев, люди из памяти моего сотового. Когда я был пацаном, сопливым пацаном с душанбинского района Сурхоб, я решил делать с них жизнь, попытаться стать одним из них. И до сих пор пытаюсь как умею. Они мои герои, если хотите. И поэтому я очень злой в последние дни. И очень грустный. Но грусть не означает слабость. А злость означает решимость.

15:09 

Демарш старой дамы

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
Недалеко от того места в Хевроне, где ранили позавчера моего друга, сегодня ранили ещё двоих. Но если позавчера солдаты промедлили полсекунды с убийством террориста и поэтому мой друг в больнице в очень тяжёлом состоянии (хотя говорят, что есть небольшое улучшение), сегодня террориста убили мгновенно. Поэтому состояние одного раненого средней тяжести, а второго - лёгкое.

Ежу понятно,что промедление с уничтожением террориста смертельно опасно. И только министр иностранных дел Швеции Маргот Элизабет Валльстрём считает это внесудебной расправой. Поэтому упорно отказывается осуждать террористические акты. По мнению высокопоставленной шведки, нельзя убивать террористов, которые бросаются на людей с ножом. Им надо, пока они режут, зачитать их права (вы имеете право хранить молчание и на встречу с адвокатом, всё, что вы скажете, может быть использовано против вас), оформить задержание, а то и явку с повинной (дайте закончить, я потом вам во всём сознаюсь).

Я понимаю, Швеция - сказочная страна. Там люди живут дружными шведскими семьями, питаются со шведского стола и занимаются любовью на шведских стенках. И людей с физическими и умственными ограничениями стараются не обижать, а давать им посильную работу, там, где не принесут особого вреда. И если Маргот Валльстрём у мамы дурочка, на ответственную работу (официанткой, служащей, учительницей) её не поставишь, а министром иностранных дел - почему бы и нет? Всё хорошо, но пусть кто-то из нянечек следит там хотя бы иногда за базаром своих подопечных. Во избежание. А то мы всех недобитых террористов в Швецию депортируем.

А про права человека нам не надо рассказывать, ладно. Нет у человека права резать другого человека.

ПостСкриптум: Сегодняшний террорист - двоюродный брат того террориста, который ранил Гену позавчера. Пусть их обоих в аду на сковородке поджарят на свином жире. Один из раненых сегодня - сын Орит Струк, она бывший депутат Кнессета от "Еврейского дома".

16:09 

Просто куклы

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
Через ашдодский порт палестинцы получают продукцию и товары. Нет, главные товары через израильский порт, конечно, не пошлют, их носят в сектор Газы с Синая через туннели. Взрывчатку там, ракеты, автоматы, мины, пулемёты, пояса шахидов. Иногда носят и обратно, если братьям на Синае срочно понадобилась взрывчатка, самолёт какой взорвать...

Но есть ещё товары неглавные, второстепенные такие товары. Еда, шмотки, электроприборы, игрушки. Эти можно и через израильский порт. Кого, например. могут заинтересовать детские куклы? Тем более, если в контейнере действительно куклы. На таможне же работают не дети.

Но въедливые люди эти таможенники. Решили кукол проверить. И проверили. И ничего не нашли. Куклы как куклы. Обычные палестинские куклы для обычных палестинских детишек.



Я даже куплю одну такую в Хевроне и подарю кому-то из защитников палестинского народа.

12:24 

Всё же, всё же, всё же

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
Какая-то чёрная полоса сейчас идёт. Вчера в Хевроне очень тяжело ранили моего друга. Говорят, состояние критическое. Молимся все за спасение.

Они приехали в поселение вслед за нами, через неделю после нас. Мы (я и моя бывшая жена) их сюда и вытащили. Двадцать лет назад, даже больше. Мы вместе работали в охране, потом ушли в другие сферы. Мы оба развелись и женились снова. Наши дочери всё время играют вместе. И я знаю, что нет тут никакой моей вины, знаю. Я сам мог оказаться на той злополучной остановке или где-то в другом месте теракта. Тогда, 20 лет назад, я не мог знать, что с каждым из нас будет через 20 лет. Я, как и каждый из моих друзей, знаем, что мы здесь делаем и зачем мы это делаем. Ни у кого нет тени сомнения, хотя и понимаем, какой может быть цена. Но всё же, всё же, всё же, это проклятое всё же.

19:46 

С Ханукой!

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
Сегодня первая свеча Хануки. Раньше я описывал праздник, повод к нему, историю. Но потом наткнулся на песню Городницкого и понял, что там всё сказано. Вся та квинтэссенция мыслей и ощущений, которая и создаёт особую праздничную атмосферу. Послушайте.



С праздником Хануки!

15:58 

Я мову бы выучил только за то...

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
Моей адвокатше Ясмин понравилось звучание украинских песен и она выразила желание выучить украинский. И задала чисто практический вопрос: если она будет говорить по-украински, поймут ли её в России? И вот не знаю, как объяснить ей, что понять-то её поймут, но в её случае, мягко выражаясь, что-то не то подумают.

Помнится был анекдот про негра, который в московском метро читал газету на иврите. И народ жалел беднягу: "Мало ему того, что он негр, так он ещё и еврей." Так вот, Ясмин привезли в Израиль ребёнком, а родилась она в Эфиопии. И выглядит так, как все там выглядят. И если она в московском метро спросит что-нибудь по-украински, народ подумает: мало того, что она негритянка и еврейка, она ещё и украинка. Не ручаюсь, что в подобной ситуации все отреагируют адекватно. Тем более, что с адекватностью у тамошнего народа становится всё хуже и хуже.

00:43 

Памяти Йоси Сарида

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
Час назад в Тель Авиве умер Йоси Сарид. Он был самым ярким, самым упёртым из наших политических оппонентов. По сути, он был последним идеологом израильского лево-либерального лагеря. Согласитесь, чтобы кому-то оппонировать, надо иметь убеждения. Он их имел. И убеждения, и железные яйца.

Я очень редко соглашался с ним в чём-то, но в одном он меня убедил: идеи важнее сиюминутных выгод. И даже важнее жизни порой. В историю вписывают тех, кто жертвует собой за идею, а не тех, кто жертвует своими идеями за себя. Может быть, Париж стоит мессы, но потом наступает Варфоломеевская ночь. Как-то так.

В 1996 году именно Йоси Сарид вывел нас из себя и заставил выйти на площадь. Тогда, после убийства Рабина и потоков клеветы и лжи, всё висело на волоске. И если бы тогда, на выборах 1996 года, они победили, не было бы сегодня Израиля. Но мы не позволили им пустить под откос нашу страну, мы выиграли, хотя разница составила полпроцента голосов.

После тех выборов Сарид ушёл из политики. Он понимал, что временное окно очень узкое и то, что можно сделать в 1996, в 1997 будет уже невозможно. И сразу же после поражения он понял, что мы захлопнули им временное окно, окно их возможностей.

Лево-либеральные социалисты больше не вернутся к власти в Израиле. Какое-то время будут ещё трепыхаться рудименты их былого величия, партии Авода и МЕРЕЦ. Но даже, если кто-то из лидеров той же Аводы посидит когда-нибудь в премьерском кресле, это уже не будет значить ничего. Уже не осталось здесь ни классических левых, ни классических правых, одни рудименты. Так же, как британские лейбористы и консерваторы гораздо больше отличаются от самих себя образца прошлого века, чем друг от друга нынешних, наши нынешние партии - ягоды того же поля. Мы стали слишком буржуазными, слишком респектабельными. Наши политики, и правые, и левые, легко прогибают любые идеи под один единственный пункт программы, ради которого работают локтями и клацают зубами - своё "Я". Капитализм нивелирует крайности, потому что крайне правые и крайне левые плохо покупают "Кока-колу". Йоси Сарид не любил капитализма и это тоже общее у нас.

Пока он был жив, мы были по разные стороны баррикад, я никогда не говорил о нём ничего хорошего. Но теперь скажу. Он был блестящим интеллектуалом, талантливейшим поэтом, прекрасным министром. В израильской политике, после его ухода и затворничества Арье Эльдада, просто не осталось людей такого уровня. Когда мы спорили с "левыми", мы спорили не с абстракциями. С ним мы спорили, именно с ним.

С оппонентами принято спорить, а со сторонниками спорить вроде не о чем. Проблема сейчас не в том, что после его ухода не с кем станет спорить. Проблема в том, что не с кем станет поговорить.

Дорога к правде

главная