• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:45 

Вы меня умилили

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
Откроешь сводку новостей, там страсти-мордасти. Корабли тонут в "крымнаше", ИГИЛовцы иприт применяют, Ким Чен Ын ядрёной бомбой грозит. Счёт погибшим в Сирии российским военным уже идёт на десятки. В Египте фанатики ополчились на христиан, некто Лариса Маркус 114 милиардов рублей из Внешпромбанка украла (интересно, почему её нет в списке "Форбс"?).

А на дайриках обсуждают ещё более животрепещущую тему: Были ли американцы на Луне?


19.04.2017 в 12:26
Пишет ссученый заяч:

Пишет Lindford:
19.04.2017 в 10:49


Путин в 2011м году сказал же, что были. Значит, были.

URL комментария

а в пятнадцатом сказал что не было, значит, не было

URL записи

Но чтобы понять, о чём на самом деле речь, процитирую здесь главного "луноскептика", Задунайскую Вуку (я выдеил особенно значимые для понимания, по моему мнению, места):

"По результатам необходимо отметить следующее.
Как оказалось, в кустах обнаружилась некая просто-таки священная корова в лице высадки американцев на Луну. То есть тема, которую трогать нельзя, ни-ни. В противном случае начинаются сперва демагогия, потом - переходы на личности, а дальше - натурально истерика. И ведь, казалось бы, вопрос, непосредственно влиянию на нашу жизнь, наполняемость кошельков и тарелок, не оказывающий. Что ж начнется по серьезным вопросам-то? Проблема в том, что доказательств визита американцев на Луну категорически не хватает. А те, что есть - в основном фальсифицированы. Так что однозначно установить, были они там или нет, не представляется возможным. На этом фоне склоняюсь к мысли, что нет, не были. А развесисто врать, решая посредством этой лжи свои проблемы, им не впервой, в том числе в глобальном формате. Но это фактическая сторона. А что людям мерещится при самой постановке вопроса - это просто праздник какой-то. Либералам мерещится покушение на их права, атеистам - религиозная пропаганда, западникам - отрицание западных ценностей, кастрюлеголовым украм - нашествие москалей в космосе, циникам - нездоровая конкуренция и т.п. Мне в общем вся эта попаболь до фонаря. Тем более, что она никак не способствует поискам истины. Впрочем, тут и истина не так и важна - тем более, что никто из участвующих в дискуссии ей не владеет. Важнее - наше отношение к ней, готовность верить в то, что ближе и понятнее, и не верить в то, что нарушает стройную картину нашего мира. Ну что же, первый тест проведен, он дал интересный результаты. Следим за развитием дискуссии далее."


То есть, проводится некий тест. А смогут ли люди переобуться в прыжке, если это нарушит их стройную картину мира? И истина здесь не так и важна, важнее скорость переобувки. Кстати, и тема тоже не очень важна. Для тестирования выбрали эту, "мало влияющую на наполняемость кошельков и тарелок". И пришли в ужас, если здесь затрудняются переобуться, "что же начнётся по серьёзным вопросам-то"

Вы спосите, кто тестирует? А я, по еврейски, отвечу вопросом на вопрос: "А где работает Вук Задунайская?" Наверно, по работе и тестирует. Человек она занятой, время её ограничено и его у неё меньше, чем у нас, завсегдатаев дайриков. И если она тестирует, значит, это кому-нибудь нужно.

По сабжу же замечу, что само открытие Америки стало результатом предположения о том, что Земля круглая. Не предположили бы, что она круглая , а считали бы и дальше, что плоская и стоит на трёх китах, не открыли бы никакую Америку. И никаких пиндосов не было бы вовсе. Поэтому, если мы сейчас предположим, что Земля стоит на трёх китах, Америку можно будет на этом основании закрыть обратно. И решить таким образом все имеющиеся проблемы.

09:29 

Фраза в точку

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
Я прочитал у Ильи Буяновского фразу, поразившую меня своей беспощадной точностью.

"На Памире как нигде легко быть подлецом - потому что подлецов среди памирцев крайне мало..."

И добавить мне нечего.

00:40 

Статья Жаботинского о юбилее Шевченко

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
Зеэв (Владимир) Жаботинский - главный идеолог сионизма-ревизионизма. Это тот человек, который определил наше мировоззрение, если говорить о нынешнем израильском мейнстриме. Не всегда это было так, но жизнь и история доказали его правоту. Сегодня сионизм-ревизионизм является идеологией светских израильских правых и центристов (правящая партия "Ликуд", партии "Еш атид", "Кулану", "Наш дом Израиль", светское крыло "Еврейского дома"). Т. е, большая часть общества, даже не читав Жаботинского, тем не менее, мыслит его категориями, впитанными через прессу, культуру, семью и школу. Я Жаботинского перечитываю нередко. Статья "Урок юбилея Шевченко" была написана им в 1911 году. И она тоже оказалась пророческой.

Мне эта статья вспомнилась сегодня, когда я читал сетевой сборник стихов на шугнанском языке, который 50 лет безуспешно пытались уничтожить "унификаторы".

УРОК ЮБИЛЕЯ ШЕВЧЕНКО

1911

Удивительно, до чего люди непоследовательны. Когда мы произносим А. то по большей части и не думаем о том, что надо же в таком случае произнести и Б. Подходим к общественному факту так, как будто он изолирован, вырван из жизни и за собою никаких последствий не влечет. Вот теперь мы чествуем память Шевченко или, по крайней мере. откликаемся на чествование.

Но при этом – никаких выводов. Не только у слушающих и у читающих, но иногда у самих пишущих незаметно, чтобы они хорошо вдумались, к чему обязывает признание этого юбилея. Ведь одно из двух: или Шевченко есть культурное недоразумение, филологический курьез и раритет, и тогда нет никакого смысла устраивать ему юбилеи; или Шевченко есть закономерное и характерное явление развивающейся жизни, симптом чего-то грядущего, и тогда каждому из нас необходимо. сказав А, произнести и Б. т.е., признав этот юбилей, определить свое отношение к тому огромному явлению, о неизбежности которого пророчествует нам этот юбилей. А об этом, кажется, мало кто думает.

Может быть, объясняется это тем, что внутренне еще многие, многие из нас и впрямь потихоньку считают Шевченко за филологический курьез. Что греха таить, многие так рассуждают. Им это кажется причудой, капризом: знал человек прекрасно по-русски, мог писать те же самые стихи на «общем» языке, а вот заупрямился и писал по-хохлацки. Другие идут еще дальше и спрашивают: да разве есть какая-нибудь серьезная разница между обоими языками? Одно упрямство, одно мелочное цепляние за отдельные буквы. Что за причуда – писать непременно так: «Думы мои, думы мои, лыхо мини з вамы! Чому сталы на папери сумнымы рядамы?» – Когда можно было с таким же успехом написать вот как:

Ах вы думы мои, думы.

Ах, беда мне с вами!

Что стоите на бумаге

Грустными рядами?

Один господин недавно взял при мне в руки томик стихов Олеся и стал доказывать наглядно, что стихи эти можно читать сразу по-русски и выйдет почти все в полном порядке: и размер не изменится. и почти все рифмы сохранятся. Может быть. он и был прав: я его не дослушал до конца и, пока он декламировал на московский лад: «Ой. на що ж малу дитину доручала ти степам?» – я задумался о другом. Я вспомнил, что Шевченко писал что-то такое и по-русски. Литераторы из газеты «Киевлянин» ставят ему это в великую заслугу и стыдят теперешних ма-зепинцев: видите, он не то, что вы, он «не чуждался общерусского языка»! Допустим: но за то странным образом «общерусский» язык чуждался украинского поэта, и не склеилось у него ничего путного на этом языке.

И Шевченко не единичное явление. В 40-х годах жил в Риме большой поэт Белли: о нем. кажется. есть где-то упоминание у Гоголя. Он писал главным образом на римском диалекте. Римский диалект, не в пример другим местным наречиям Италии, почти совершенно совпадает с итальянским языком: если бы не скучно было для читателя, я бы взялся исчерпать все различие ровно в пятнадцати строчках. Но Белли писал на диалекте великолепные вещи, а на итальянском языке – вещи совершенно бездарные. Его сонеты на romanesko изумительны, его итальянские элегии водянисты, риторичны и позабыты. Тоже, очевидно, крепко заупрямился человек: так заупрямился, что и сам Бог его покидал, как только он в своем творческом порыве переступал через какую-то едва заметную межу – и Белли, по ею сторону межи большой поэт милостию Божией. по ту сторону внезапно превращался в жалкого писаку…

Родной язык! Нужна вся наша российская наивность. неопытность, социальная необразованность, вся наша пигасовщина, весь грубо эмпирический площадной практицизм, исповедуемый нами по отношению ко многим священным вопросам духа, чтобы так делать большие глаза и недоумевать, зачем это нормальному человеку, при полном уме и здравой памяти, непременно упираться и настаивать на том, что говорится «свiт», а не «свет».

Дурь, причуда! Мадьяры сколько лет ведут борьбу за мадьярскую команду в венгерской армии, а всего-то язык команды состоит ровным счетом из 70 слов. Из-за 70 слов падают министерства, откладываются важнейшие реформы, трещит по шву реки Лейты политическая карта Европы, В венгерском парламенте, среди четырехсот с лишком мадьяр. сидят сорок депутатов из Кроации и свято хранят свое право говорить с трибуны по-хорватски, т.е. на языке, которого никто, кроме них, не понимает и употребление которого в парламенте поэтому, казалось бы, не только бесполезно, но даже вредно для самого хорватского дела. Эти же хорваты подняли бунт. когда венгерское начальство попыталось завести в некоторых правительственных учреждениях Загреба, рядом с хорватскими вывесками, также и мадьярские: были уличные демонстрации, столкновения с войсками, лилась кровь…

Дурь, причуда! – говорим мы. Мы, захолустные обыватели захолустной страны, мы, с высоты нашего политического ума и опыта. А не гораздо ли правильнее было бы взглянуть на дело с другой стороны и понять, что с фактами не спорят? Ведь тут пред нами целый ряд ярких фактов, то массовых, то еще более характерных, индивидуальных. Вот беснуются чуть ли не целые народы из-за семидесяти слов или десяти вывесок на чужом языке: вот большие поэты, мгновенно теряющие дар Божий, как только попытаются сделать внутри себя маленький, крохотный, невинный подлог: сказать «свет» вместо «свiт». «buona sera» вместо «bona sera». Это все факты, непреложные явления жизни, которые не изменятся оттого, что мы будем их порицать или одобрять. Не порицать и не одобрять их надо. не ставить двойки или пятерки мировому порядку и его проявлениям, а скромненько учиться из них уму-разуму: брать жизнь такою, какой она есть в основе своей, и на этой основе строить наше мировоззрение.

Мимо факта шевченковского юбилея мы проходим с почтительным поклоном, и нам даже не приходит в голову, что это – факт исключительной симптоматической важности, пред лицом которого, если бы мы были разумны, опытны и предусмотрительны, следовало бы пересмотреть некоторые существенные элементы нашего мировоззрения.

Что такое Шевченко? Одно из двух. Или надо смотреть на него как на курьезную игру природы, нечто вроде безрукого художника или акробата с одной ногою, нечто вроде редкостного допотопного экспоната в археологическом музее. Или надо смотреть на него как на яркий симптом национально-культурной жизнеспособности украинства, и тогда надо открыть пошире глаза и хорошо всмотреться в выводы, которые отсюда проистекают. Мы сами здесь на юге так усердно и так наивно насаждали в городах обрусительные начала, наша печать столько хлопотала здесь о русском театре и распространении русской книги, что мы под конец совершенно потеряли из виду настоящую, осязательную, арифметическую действительность, как она «выглядит» за пределами нашего куриного кругозора. За этими городами колышется сплошное, почти тридцатимиллионное украинское море.

Загляните когда-нибудь не только в центр его, в какой нибудь Миргородский или Васильковский уезд: загляните в его окраины, в Харьковскую или Воронежскую губернию, у самой межи, за которой начинается великорусская речь, – и вы поразитесь, до чего нетронутым и беспримесным осталось это сплошное украинское море. Есть на этой меже села, где по ею сторону речки живут «хохлы», по ту сторону – «кацапы». Живут испокон веков рядом и не смешиваются.

Каждая сторона говорит по-своему, одевается по-своему, хранит особый свой обычай; женятся только на своих; чуждаются друг друга, не понимают и не ищут взаимного понимания. Съездил бы туда П.Б. Струве, автор теории о «национальных отталкиваниях», прежде чем говорить о единой трансцендентной «общерусской» сущности. Такого выразительного «отталкивания» нет, говорят, даже на польско-литовской или польско-белорусской этнографической границе. Знал свой народ украинский поэт, когда читал мораль неразумным дивчатам:

Кохайтеся, любитеся,

Та не з москалями,

Бо москали– чужи люде…

Я не разделяю теории П.В.Струве и не думаю, чтобы «отталкивания» принадлежали к необходимым и нормальным жизнепроявлениям национальности: во всяком случае полагаю, что легализировать (в научном смысле) эти «отталкивания» следовало бы только с большими и суровыми оговорками. Я не считаю ни нормальным, ни вечным явлением тот антагонизм между великороссом и малороссом, который окристаллизован в простонародных кличках «хохол» и особенно «кацап»; уверен, напротив, что при улучшении внешних условий не только украинство. но и вообще все народности России прекрасно уживутся с великороссами на почве равенства и взаимного признания; даже верю. что большую и благотворную роль в этом сыграет именно великорусская демократическая интеллигенция – и недавно, в одной киевской лекции, подчеркнул эту веру настолько резко, что встретил даже несочувствие со стороны некоторых украинских слушателей.

Но нельзя отрицать, что «отталкивание» от инородца есть один из признаков присутствия национального инстинкта, особенно там, где национальная индивидуальность, из-за внешнего гнета, ни в чем ином, ни в чем положительном выразиться не может. В таких случаях «отталкивание», наблюдаемое на этнографических границах, остается поневоле лучшим доказательством того, что угнетенная народность стихийно противится перелицовке своего естества, что истинные пути ее нормального развития тянутся в другом направлении.

Таково стихийное настроение всякой большой и однородной массы; таково и стихийное настроение тридцатимиллионного украинского простонародия, сколько бы ни лжесвидетельствовали о противном разные эксперты из национальных оборотней. Эксперты этого рода столько же компетентны в оценке национальных чувств того народа, от которого они отстали, сколько компетентен дезертир в оценке патриотизма и боевого духа той армии, из которой он сбежал. Украинский народ сохранил в неприкосновенности то, что есть главная, непобедимая опора национальной души: деревню. Народу, корни которого прочно и густо впились на громадном пространстве в сплошную родную землю, нечего бояться за свою племенную душу, что бы там ни проделывалось в городах над бедными побегами его культуры, над его языком и его поэтами. Мужик все вынесет, все переживет, всех переспорит и медленно, шаг за шагом, но неуклонно и непобедимо со всех сторон втиснется в города, и то, что теперь считается мужицким говором, будет в них через два поколения языком газет, театров, вывесок – и еще больше.

Вот что значит юбилей Шевченко для всякого, кто умеет последовательно мыслить и заглядывать в завтрашний день. Мы, к сожалению, этими талантами не богаты. Украинское движение, растущее у нас под носом, считается у нас чем-то вроде спорта: мы его игнорируем, игнорировали до этого юбилея и будем, вероятно, игнорировать и после юбилея.

Не то слепота самодовольства, не то косность человеческой мысли руководит нашими действиями, и в результате мы допускаем грубую, непростительную политическую ошибку: вместо того, чтобы движение, громадное по своим последствиям, развивалось при поддержке влиятельнейших кругов передового общества и привыкало видеть в них свою опору, своих естественных союзников, – мы заставляем его пробиваться своими одиночными силами, тормозим его успехи замалчиванием и невниманием, раздражаем и толкаем в оппозицию к либеральному и радикальному обществу.

Роста движения это не остановит, но исковеркать этот рост, направить его по самому нежелательному руслу – вот что нетрудно, и вот чего следовало бы остерегаться. Самые тяжелые последствия для будущих отношений на огромном этом юге России могут отсюда родиться, если мы вовремя не спохватимся, не поймем и не учтем всей громадности того массового феномена, о котором напоминает нам юбилей Шевченко, и не сообразуем с ним всей нашей позиции, все нашей тактики в делах местных и государственных.

Выскажу одно соображение, которое давно у меня сложилось и подкреплено изучением западноевропейского опыта, но в ответ на которое читатель. должно быть. пожмет плечами. Наш юг стал излюбленной ареной черносотенства, и подвизается у нас оно, особенно в городах и местечках, с солидным успехом. И до сих пор мы себе не дали отчета, можно ли бороться против этого явления, и если можно, то как. каким оружием. А между тем вопрос этот имел бы право на всяческое наше внимание, потому что при нынешних настроениях не впрок нашему краю ни городское самоуправление, ни даже право посылать депутатов в Государственную Думу. Депутаты юга – главная опора реакции, и так было еще до изменения избирательного закона, до третьей Думы.

Чем же можно бороться против этого настроения мещанских масс юга? Чистый, отвлеченный либерализм какой угодно марки им недоступен: мещанство не идет за либералами, если те не догадаются дать ему в придачу еще нечто. На социалистическую пропаганду мещанство органически не способно откликнуться: экономические идеалы этой среды всегда неизбежно реакционны и вращаются в лучшем случае вокруг средневековых идеалов цехового строя, в худшем – это мы видим в Вене, в Варшаве, на последнем ремесленном съезде – вокруг хозяйственного и правового вытеснения инородцев.

Единственный идеальный лозунг, который, в данных условиях, способен поднять городские мещанские массы, очистить и облагородить их мировоззрение, – это лозунг национальный. Если они идут теперь за правыми, то ведь не потому, что правые проповедуют бараний рог и ежевые рукавицы, а только потому, что правые сумели задеть в них националистическую струнку. Но не струнку творческого, положительного национализма, а струнку «отталкивании» от инородца.

И никакие на свете яркие знамена не отвлекут наше южное мещанство от лозунгов ненависти, кроме одного знамени: собственного национального протеста. Я не компетентен судить о том. насколько готова какая-нибудь Слободка-Романовка к восприятию украинского национального сознания: утверждаю только одно: выжить оттуда союзников удастся или украинскому движению, или никому. Повторяю: все это так далеко от сегодняшнего положения вещей, что читатель, я знаю, пожмет плечами и скажет: гадания, фантазии. Я же думаю, что гадают и фантазируют те, которые видят только то. что торчит на переднем плане, и не заглядывают ни в статистику, ни в историю, ни в опыт мудрого Запада. Поживем – увидим. А может быть, если не изменится вовремя наша тактика, то и почувствуем…

Когда приходится, по долгу службы, чествовать юбилей Шевченко, мы стыдливо рассказываем друг другу, что покойник, видите ли, был «народный» поэт, пел о горестях простого бедного люда, и в этом. видите ли, вся его ценность. Нет-с, не в этом. «Народничество» Шевченко есть дело десятое, и если бы он все это написал по-русски, то не имел бы ни в чьих глазах того огромного значения, какое со всех сторон придают ему теперь. Шевченко есть национальный поэт, и в этом его сила. Он национальный поэт и в субъективном смысле, т.е. поэт-националист, даже со всеми недостатками националиста, со взрывами дикой вражды к поляку, к еврею, к другим соседям… Но еще важнее то, что он – национальный поэт по своему объективному значению.

Он дал и своему народу, и всему миру яркое, незыблемое доказательство, что украинская душа способна к самым высшим полетам самобытного культурного творчества. За то его так любят одни. и за то его так боятся другие, и эта любовь и этот страх были бы ничуть не меньше, если бы Шевченко был в свое время не народником, а аристократом в стиле. Гете или Пушкина. Можно выбросить все демократические нотки из его произведений (да цензура долго так и делала) – и Шевченко останется тем. чем создала его природа: ослепительным прецедентом, не позволяющим украинству отклониться от пути национального ренессанса.

Это значение хорошо уразумели реакционеры, когда подняли накануне юбилея такой визг о сепаратизме, государственной измене и близости столпотворения. До столпотворения и прочих ужасов далеко, но что правда, то правда: чествовать Шевченко просто как талантливого российского литератора № такой-то нельзя, чествовать его значит признать все то, что связано с этим именем. Чествовать Шевченко – значит понять и признать, что нет и не может быть единой культуры в стране, где живет сто и больше народов: понять, признать, потесниться и дать законное место могучему собрату, второму по силе в этой империи.

23:26 

Новости архитектуры

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
17.04.2017 в 23:07
Пишет Тэцу:

Что случается, когда девушки проектируют санузлы.
Ещё немного сексизма в архитектуре. Тут у нас девчонки делали коттеджики из сборного железобетона и так случилось, что пришлось уменьшить высоту второго мансардного этажа из-за того что на заводе ЖБИ ворота были меньше, чем габариты самой высокой панели.
Ну ок, уменьшили и уменьшили. Пока кто-то из парней не заметил конфуза.



Что бы получилось:





URL записи

22:45 

Я верю - Уз боварум. Лидуш Хабиб

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
Этого человека, Лидуш Хабиба, называли памирским Высоцким. Он, кстати, в чём-то подражал ему и переводил Высоцкого на шугнанский язык. Он прожил очень короткую жизнь. Родился в 1963, ушёл в 2002. 39 лет ему было. Если не считать короткого периода учёбы в университете в Самаре, всю жизнь он прожил в Хороге. Он очень любил этот город, наш с ним город. Те, кто как-то связаны с Хорогом, навсегда привязываются к нему. Он писал по-шугнански и по-рушански, на языках своего народа. Эти языки не знает никто вне Бадахшана, поэтому многие поэты и певцы перешли на таджикский и даже на русский. Но он настаивал на родном языке.

Он был исмаилитом, а исмаилизм - совсем другой Ислам. Прошедший пассионарную фазу в Аламуте и ставший вполне цивилизованным, просвещённым.

При жизни он был очень неудобным, потому что всегда говорил и пел то, что думал. А любой тирании, даже мягкой, опасны думающие и говорящие. Но так получилось, что мы по-настоящему узнали его песни только после его ухода. Во многом, благодаря популяризатору и переводчику Исфандиёру Неккадамову, который тоже уже не с нами. Исфандиёр ушёл в 37 лет, в 2015 году. Кстати, именно в его переводе я даю текст песни "Уз боварум"




Я верю что настанет время и будет край мой процветать,
И в сад надежды Бадахшан вновь вера будет превращать,
Я верю что когда-нибудь появится звезда на небе
И свет звезды в пустыне нашей тьму злую будет разгонять.
Есть люди, коих отличить сегодня от животных трудно,
Придет эпоха и животных в людей вдруг будут превращать.
Взгляни по сторонам, увидишь ты только низость, похоть, грязь,
Душу безбожника эпоха Исламом будет просвещать.
Мой дед сказал: - Внучок мой милый, персидскому учись ты, ибо
Настанет время, и Коран дорогу будет освещать.

Вторую песню я дам в исполнении Ниссо Лутфишо, с вечера его памяти в исмаилитском центре в Душанбе.



Ты видишь мой смех и говоришь что я беззаботный,
Не зная, что несчастней меня нет никого на Земле.
Если бы ты увидела меня плачущим, ты бы не поверила глазам,
Мои слезы ничем не отличаются от рек.

А вот Высоцкий на шугнанском



Лидуш понимал, что уйдёт рано, у него много песен о смерти. Но он не боялся умереть, боялся не успеть. Это шугнанский перевод Окуджавы "А иначе зачем на Земле этой грешной живём?"




Я уже писал, что кто кончил жизнь трагически, тот истинный таджикский или памирский поэт. Как многих из них мы недосчитались. Но они получили эту роль, им выпал счастливый билет. А мы будем помнить их и их песни. Мы будем верить. Маст боварим.

17:16 

Присоединяюсь

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
16.04.2017 в 14:42
Пишет eden:

Сегодня седьмой день праздника Песах.
Всем радости, счастья и любви.
И полного выхода из рабства на свободу. Каждому из своего "египта".


URL записи

10:54 

Поздравления читателям-христианам

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
Поздравляю вас с праздником Пасхи и желаю мира и счастья. Именно миролюбие и есть тот мощный посыл, который несёт христианство народам Земли. Благодаря нему оно стало мировой религией, распространилось на все континенты.

Миролюбие не значит слепое всепрощение, это отнюдь не каратаевщина (я использую термин, отсылающий к "Войне и миру" Толстого). Скорее, это разумный и осознанный выбор. История знала много случаев, когда перед лицом опасности, при вторжении вражеских орд, христианские священники благославляли идущих в бой. И тут нет никакого противоречия. Когда враг у ворот, самый короткий путь к миру - победа над врагом.

Но следует отличать этот случай от другого, когда нет никакого вторжения, враг не у ворот и никто не посягает на родную землю. И если я вижу в этом, втором случае, окропление танков и пушек святой водой, бряцание оружием, благословление войн и призывы к участию в конфликтах, невольно задумываюсь. А христиане ли это? Ведь не рясой и крестом на груди определяется суть. Но внешние атрибуты зачастую скрывают от нас эту суть. А суть в том, что тот кто искренне верует в Воскресение, в честь которого и отмечается сегодняшний праздник, навряд ли станет призывать к братоубийству. Мира вам!

04:27 

О Аллах

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
13.04.2017 в 00:12
Пишет Bror Jace:

В то время как патриотично настроенные блогеры и говорящие головы осознанно и не осознанно ведут информационную войну против братской Беларуси, в братском же Казахстане осуществляется переход с кирилицы на латиницу.
Такой переход куда как хуже любых художеств Лукашенко, но об этом почему-то молчат.
Процессу перехода на латиницу уже пять лет и к концу этого года будет стандартизирован алфавит.
В 2025 переход на латиницу завершиться полностью.

Что сделали Президент и Правительство для разворота этого процесса?
Правительству точно некогда, они давят все соки с граждан страны и из страны-союзника, им некогда заниматься такими мелочами, как дерусификация Казахстана.

URL записи

Нет, я всё понимаю. Но вот в Туркменистане на латиницу уже перешли, в Узбекистане с Азербайджаном тоже. В Кыргызстане пока остаётся кириллица. И кто-то из-за этого заговорил по-киргизски? Или оттого, что в Таджикистане кириллица у кого-то прорезался таджикский язык?

А вот по-шугнански на Памире пишут латиницей, но памирцы гораздо более пророссийские, чем таджики в том же Каратегине, которые пишут кириллицей. Или вот монголы пишут кириллицей, а армяне вообще армянским алфавитом. И что, монголы ближе к России, чем армяне? И украинцы кстати, используют кириллическое письмо. Даже самые бандеровские бандеровцы, даже Ярош и Фарион.

И никто не думает, что мнение людей, не знающих и не собирающихся знать ни слова по-казахски, о том, на каком алфавите казахам писать, кажется, мягко говоря, странным. Что от людей, высказывающихся в подобном ключе, начинают шарахаться даже в Монголии. И подозревать их сами понимаете в чём.

Но можно сделать иначе. Давайте, в знак признательности за сохранение кириллицы, сетевые эксперты от русского мира выучат таджикский язык. Или монгольский. А казахский Бог с ним, не учите, Назарбаеву назло.

17:08 

С Днём Космонавтики!

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
И хотя я знаю, что никто никуда не полетит, кроме, может быть, Илона Маска, в детстве мы мечтали о покорении Марса.

Иногда я спрашиваю себя, почему Всевышний отправил человечество на второй круг. Неужели к Великой Мечте мы снова придём через великие лишения. И тот ответ, который у меня в голове - грустный ответ. Очевидно, все свершения прогресса не достаточно изменили нас, не убили сидящего внутри человека зверя. И до сих пор мы грозим соседу дубинкой, только не каменной, а ядерной. До сих пор полагаем, что величие измеряется количеством боеголовок. Что главное не в том, чтобы нам стало лучше, а в том, чтобы гипотетическим "им" стало хуже. И нынешние мы просто недостойны Великой Мечты.

И старый стих Юрия Липмановича вам в ленту:

Когда расступаются стены пред связкой ключей,
Когда эта ночь, как сотни прошедших ночей,
Когда в темноте только дым сигарет,
И некому видеть, как скучен рассвет,
То сомнения нет, -
Это - день космонавтики.

Когда твой “Титаник“ запутался в выборе льдин,
Когда в Новый Год со стаканом один на один,
Когда поднят парус, да некуда плыть,
Когда есть игла, да разорвана нить,
И приходится пить, -
Это - день космонавтики.

И ты пытаешься петь, чтоб дождаться хотя бы утра.
Но утром забудут все песни, что пел ты вчера.
Развеется пепел, запомнится мат,
Забудутся слёзы, останется яд,
Три к пяти, Сталинград,
Это - день космонавтики.

Твои боги хоронят друг друга, но что им с того.
А ты глядишь на цветы, и до них - метров 20 всего.
Справа - черёмуха, слева - сирень,
Мозги нараспашку, душа набекрень,
Отделилась ступень,
Это - день космонавтики.

Так задуем же свечи и скажем: “Да здравствует торт!“
Ведь кто-то за стол сел, а кто-то поднялся на борт.
Кто тихо любил, тот беспомощно пел,
Кто мог, не сумел, кто хотел, не успел,
А кто смел, тот и съел,
Это - день космонавтики. (С) Юрий Липманович


13:49 

Конец игры в доказалки

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
Нельзя садиться с шулерами за карточный стол. Одним из шулерских приёмов России является игра в доказалки. Докажи, что это сделали мы. Докажи, что это вообще было. А вот пруфы предъяви.

И начинается. Сначала вбрасываются какие-то версии, потом они опровергаются. Тогда вбрасываются другие. И тянется это годами. Так было с тем злополучным Боингом, например. Считается, что западная система, основанная на презумпции права, иначе работать и не должна.

Проблема лишь в том, что когда наконец удаётся отмести весь мусор и собрать-таки необходимые доказательства, агрессор их всё равно не примет, а время что-либо предпринимать упущено.

В такую же игру они собирались играть и после бомбардировок Идлиба. Сначала разбомбили больницу, чтобы замести следы, потом вбросили первую дежурную версию.

Можно долго говорить о мотивах Трампа (там больше, чем один мотив), но в доказалки с Россией больше никто играть не будет. Война это не судебное разбирательство. Отныне и всегда западные державы будут полагаться только на свою разведку и делиться ею с противником не станут.

Существуют такие репутации, когда доказывать, что он не верблюд должен тот, кто подобную репутацию себе заслужил. Гитлер тоже кричал: "Докажите, что я убиваю евреев!" Даже образцово-показательное гетто в Праге создал и показывал его в кинохронике. До сих пор, уже через десятилетия после того, как открылись факты, существуют всевозможные отрицатели.

И поэтому я тоже не собираюсь ничего доказывать ублюдочной мрази Синдани и ей подобным. Суд докажет. Кадры с Раши Тудей, где пустая тара от зарина валяется прямо на разбомбленной сирийской базе, она видела? Не видела, пусть поищет. Кстати, кадры эти потом всюду тёрла сама проколовшаяся Раша Тудей, но те, кому надо, их заскринили и сохранили.

Игры в доказалки кончились. Простые обыватели США доверяют своим разведслужбам и правительству. А то, что говорят информационные рупоры противника, воспринимают как часть войны.

Из истории со спецоперацией по дезинформации США относительно химического оружия Садама Хусейна (большой успех иранской разведки) сделаны соответствующие выводы. И апроксимировать её на нынешние события - лукавство. Но на то он и противник, чтобы действовать лукавством и подлостью. И понимания этого факта достаточно.

20:14 

О капитан, мой капитан!

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
Для своей новой ПЧ What can i do я дам песню, которая стоит в её эпиграфе, на иврите, в переводе Наоми Шемер. Исполняет Мейталь Трабельси.



О капитан! Мой капитан! Рейс трудный завершен,
Все бури выдержал корабль, увенчан славой он.
Уж близок порт, я слышу звон, народ глядит, ликуя,
Как неуклонно наш корабль взрезает килем струи.

Но сердце! Сердце! Сердце!
Как кровь течет ручьем
На палубе, где капитан
Уснул последним сном!

О капитан! Мой капитан! Встань и прими парад,
Тебе салютом вьется флаг и трубачи гремят;
Тебе букеты и венки, к тебе народ теснится,
К тебе везде обращены восторженные лица.
Очнись, отец! Моя рука
Лежит на лбу твоем,
А ты на палубе уснул
Как будто мертвым сном.

Не отвечает капитан и, побледнев, застыл,
Не чувствует моей руки, угаснул в сердце пыл.
Уже бросают якоря, и рейс наш завершен,
В надежной гавани корабль, приплыл с победой он.
Ликуй, народ, на берегу!
Останусь я вдвоем
На палубе, где капитан
Уснул последним сном.

© Уолт Уитмен

15:31 

Сегодня наступает праздник Песах

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
Песах отмечается в честь выхода евреев из Египта.

Если бы в Древнем Египте были поцреотические блогеры, как бы они освещали это событие?

Сначала бы дружно осудили Моисея с его майдаунами. Ишь, на свободу захотели! В рабстве их плохо кормят! Фараон им не такой! В Палестину потянуло! Да они полы будут мыть у филистимлян, в то время как все добропорядочные египтяне будут спокойно жить в стабильности, в рабстве у фараона.

Когда начались бы казни египетские, весь Интернет разорвался бы от сообщений о попытке неконстуционного свержения законно избранного фараона под фашистским лозунгом: "Отпусти народ мой!"

На многих телегах Египта появились бы надписи: "Деды вас убивали, можем повторить!" и "Моисей чмо!" Говорили бы, что у Моисея еврейские корни и вообще он египтофоб.

Собственно выход сопровождался бы криками: "Да вы замёрзнете в этой пустыне, назад к фараону на коленях приползёте!" , "Да вас не пустят в эту Палестину, или пустят не раньше, чем через 40 лет!", "Да вы там сухими лепёшками будете перебиваться!", "Манну с неба захотели? Поскачите ещё!"

Потом все египетские газеты широко освещали бы тему: "А как там, в пустыне, у жыдов?" Писали бы, что "в пустыне голод, стан Моисея скоро развалится, а самого его свергнет новый Майдан", что "у Моисея запрещают разговаривать на египетском языке", а "мальчика в трусиках распяли в ритуальных целях и кровь добавили в мацу".

Систематически из Египта в пустыню перелетали бы огненные громы и молнии, а блогеры писали бы: "Докажите, что это мы." И когда над целой армией египетских "ихтамнетов", преследующих народ Моисея, сомкнулись воды Красного моря, египетским вдовам было бы строго наказано на все вопросы отвечать: "Мой муж дома, ничего не знаю!"

А ещё были бы посты на тему: "фараон лучший друг евреев" или "ну зачем ему, великому фараону, было посылать армию в пустыню догонять каких-то кочевников. Докажите, что это он."

Но в Древнем Египте не было ни Интернета, ни поцреотических блогеров. И поэтому евреи ушли в пустыню, а египтяне остались в рабстве. Собственно, тогда ещё не было такого понятия, как евреи. Просто те кто ушли, стали потом евреями. А те, кто остались, коптами. И в этом году, как и в любом другом, свободные евреи будут отмечать праздник Освобождения и Исхода за ломящимся от яств столом и вспоминать, каким х*йлом был тот фараон. А что будут делать в этот день в этом году копты, можно посмотреть в новостях.


20:22 

Странное место

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
Водил по Хеврону гостей с Украины. Молодые парни, очень любознательные. Они последовательно объезжают все горячие точки Земли. Говорят, что цивилизованный мир можно посмотреть и на старости лет, а горячие точки - лучше, пока есть силы.

Они говорят, что видели худшие места, чем Хеврон (Кабул, Хартум, Пхеньян), но не видели более странных. Во-первых, демаркационных линий, проходящих по центрам городов, не так уж много на Земле. Навскидку вспоминается только Никосия, может, ещё и Могадишо. Если помнить, что Счастье - удалённая часть Луганска, то и Луганск. Но если в других местах демаркационную линию либо пересекают по правилам, либо не пересекают вообще, то тут вроде тоже есть правила, но куча народу с еврейской стороны (да и с арабской тоже) просачивается туда-сюда без всяких правил, иногда целыми автобусами. Город разделён не на две, а на три части (арабскую, еврейскую и совместного проживания). Дороги к городу совместные и поэтому физически что-либо герметично разделить невозможно. Русская православная церковь Святой Троицы находится в арабской части, на территории, подконтрольной Палестинской администрации. Но православным людям сам Бог велел молиться в церкви и запретить этого невозможно. А проверить, кто и насколько православный, Палестинская администрация не может, особенно среди русско и украиноговорящих. Разрешения на работу и на пребывание выдаёт Израиль, но Израиль не может ловить нарушителей трудового законодательства и визового режима в центре Хеврона. А палестинцам незачем их ловить. В результате часть суданских нелегалов (семейные мусульмане) уже там. Несемейные не там, потому что когда у них вскипает кровь и они пристают ко всему, что отдалёно напоминает женщину, в Хевроне их убивают. В результате, эта публика старается держаться мест, где действует израильский суд - самый гуманный в мире. По Касбе бродят толпы европейцев (Норвегия, Голландия) и местные экскурсоводы рассказывают им про то, какие страшные звери эти евреи. Потом они подходят к Пещере Праотцов, где надо проходить контроль израильских солдатов. Сегодня на моих глазах одна экзальтированная норвежка, наслушавшись экскурсии, заявила, что живой не даст им себя проверить и предпочитает остаться перед входом. Экскурсоводу пришлось её успокаивать и объяснять, что не всё так страшно. Потому что пока норвеги находятся внутри Пещеры Праотцов, под контролем проклятых оккупантов, ему надо обежать всю Касбу и собрать откаты.

Видя упорство девушки, он даже спросил меня, знаю ли я голландский или английский и можно ли её оставить под моим присмотром.
- Я веду по украински, английский не очень и она боится евреев.
- Она не отличает еврея от араба, если не в военной форме. Везёт тебе с украинским. Украинцы, россияне не такие щепетильные, откаты можно прямо при них собирать. Хотя с них откатов немного, у них денег меньше.

На площади Ясера Арафата появился фонтан. И всё время дежурит полицейский джип, чтобы дети не купались в фонтане. Чуть дальше целый торговый ряд сотовых телефонов и причандалов. Торговец громко нахваливает свой товар: "Бери, это оригинальный, краденый в Израиле." И полицейских нисколько не стесняется.

И наверно ребята правы. Город, где я живу - очень странное место.


00:36 

Чао, бамбино!

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
Сегодня весь вечер я слушаю таджикскую музыку: Фарангис, Озода, Далер, Олег, Шабнам. Много таджикской музыки, много лирики и любви. Я всегда бегу в звуки и запахи детства, когда бури бушуют в моей душе, когда хочется забыться и не думать ни о чём. Сейчас я хочу забыться и не думать. Но мысли, куда от них денешься, прорываются сводкой новостей и не дают покоя.

Мне казалось, я уже привык, я уже циник. Мне казалось, что меня ничем уже не проймёшь. Но эти сирийские дети всё время перед глазами, умирающие сирийские дети из Идлиба. И они не уходят, они, наверное, никогда уже не уйдут. И мне с этим жить, нам всем с этим жить теперь.

Но есть нечто более страшное, чем даже та газовая атака. Я не могу подобрать слово, ни по таджикски, ни по русски, ни на иврите. Не прозрение, нет, и даже не стыд. Нет слова.

Сначала они говорили, что не было ничего. Потом они стали говорить, что это удар по химической лаборатории боевиков, и зарин просто самосоединился. Как тот Боинг самоуничтожился и мальчик самораспялся. Потом Захарова заявила про постановочные съёмки. У них всегда много версий про "этонемы" и "настамнет". Наверно, они ожидали, что мир проглотит опять.

Но мир, очевидно, наглотался. Нетаниягу ещё вчера сказал то, что сказал. А министр обороны Либерман, русскоязычный пропутинский Либерман, просто заявил: "Башар Асад отдал приказ о нанесении двух ударов химическим оружием по Идлибу и удара по больнице. Я утверждаю это на основании 100 процентного знания." Понимаете, те, кто стопроцентно знают, где и какое оружие тот же Асад передаёт хизбаллонам, наверно имеют надёжные источники.

А утром вылез глава сирийского МИДа Валид аль Муаллем. Он удивился, почему Нетаниягу чуть ли не плакал вчера, говоря о сирийских детях. "Израиль же главная страна, которой это выгодно!" - восклицал урод. Очевидно, он думает, что Израилю есть какая-то выгода от того, что арабы убивают друг друга. Он плохо нас знает, этот Валид. Он очень плохо нас знает.

А потом Трамп пригрозил войной. Тот самый непредсказуемый Трамп с атомной бомбой. А чтобы поняли, что шутки кончились, на воскресенье наметили заседание нашего кабинета. И хотя повестка как бы секретная, только ленивый не "проговорился" о ней: если янки будут валить Асада, мы собираемся принять сирийских друзов и христиан. Кибуцам спущены указания освободить гостиницы и цимеры.

И они испугались, они по-настоящему испугались. Песков пропищал о необходимости независимого расследования и добавил: "Позиция Кремля по Асаду не безоговорочна." Вот оно как? Вчера ещё была безоговорочна. Иранцы и те умнее, открестились сразу.

А ещё они признали Иерусалим столицей Израиля (правда, с оговоркой "западный", но мы же не идиоты и знаем, где теперь проходит забор. Районы Абу Дис и Азария готов признать за арабами даже Нетаниягу). Не верите, почитайте документ на сайте российского МИДа. Вот лентарушечка об этом. Сколько лет мы пытались договориться об этом признании по-хорошему, сколько просили, увещевали, доказывали. Но видать, не понимают по хорошему, понимают иначе.

Мне очень нелегко написать то, что я напишу сейчас. Хоть я и против Путина со времён крымской авантюры. Хоть и русского во мне только язык, один из четырёх моих языков. Но я скажу. Есть психология дворовой шпаны, гопников. Они борзеют, когда видят пперед собой слабых. И готовы урыть любого, кто слабее них. Но когда приходит бригада покруче, дюжина каратистов, гопота поджимает хвост. И она готова на всё, на задних лапках стоять, чтобы её, гопоту, не урыли.

Посмотри, вата, кто тобой правит. Это гопники, борзые против слабых. Но они тебя кинут, вата, если надо будет спасать свою шкуру. И за них ты рвала глотку, за них была готова умереть? Я обращаюсь сейчас к своему читателю Владимиру Коротенко. Я изменил своё мнение, прости меня пожалуйста. Но не надо ехать в Донецк, честно, не надо. Дело не в деньгах, хуй на них. Дело в том, что не за кого воевать. За русских можно и нужно воевать, но ты разберись, кто на самом деле за русских. Можешь просто остаться дрома, скоро все разберутся сами.

Среди таджикских песен я услышал сегодня панигирик Рахмону. И он нисколько не покоробил меня. В последнее время я очень пристально смотрю на Рахмона. И нахожу в нём немало хороших, человеческих, трогательных, очень таджикских черт. Я знаю, какое блюдо он любит - курутоб. Курутоб я всегда ел, когда приезжал в Куляб, я тоже люблю курутоб. Я знаю, какие шашмакомы нравятся ему. Мне немного другие. Но и такие слушаю тоже. Шабнам Сураё нравится нам обоим. Когда Рахмон открывал железнодорожный туннель и ветку Вахдат-Яван, он сам повёл тепловоз до самого Куляба. А в кабине усадил рядом с собой лучших таджикских поэтов, чтобы те описали эпический момент, как раздвинули горы. Восхищение поэзией, любовь к поэтам это такая таджикская черта. Путин за собой поэтов не возит. Самая большая в мире чайхана, самая большая мечеть, самый высокий флагшток - это тоже так по-таджикски. Как и любовь к родному кишлаку, превращёному в процветающий город, с университетом, музеем, театром, больницей, кварталами высотных домов. И живи я там, я бы мог примириться с корупцией и диктатурой, видя эти, человеческие черты.

Как я ни вглядываюсь, я не могу увидеть никаких человеческих, русских черт ни в Путине, ни в Медведеве. У Лукашенко могу, а у этих нет. И какая-то холодная волна отторжения по отношению к ним.

Что-то очень серьёзное происходит в мире в эти часы. Что-то необратимое. Вовсе не обязательно война, но некий переход Рубикона. Тилерсон заявил, что Америка приняла решение провести уход Асада с поста президента. США считают, что Асад припрятал часть химического оружия. Никаких долгих расследований никто проводить не будет, имеется разведка и космическая съёмка. Что всё это будет означать, мы увидим очень скоро.

Ещё неделю назад казалось, что Путин побеждал, сам Трамп говорил, что смирился с Асадом у власти. Но шпана от безнаказаности всегда теряет берега и это её в конце концов губит.

Сегодня весь вечер я слушаю таджикскую музыку. Какая няша Фарангис, чудо, а не певица. Представляете, она адаптировала на фарси итальянскую песню. Песню-прощание, очень к месту. Мы же этим вечером прощаемся кое с кем (и кажется, не только с Асадом). В общем, слушайте, песня называется "Чао бамбино".


20:31 

Хорошая песня Далера Назарова

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
Сегодня услышал эту песню и понравилась она мне очень. Устод Далер Назаров плохо не споёт. Песня называется "Биёед" - "Приходите". И она такая таджикская, что прямо хочется туда.


00:05 

Постановочные съёмки

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
Захарова сказала, что кадры из Идлиба - постановочные съёмки. Я даже не знаю, как это комментировать. Вот не знаю и всё. Она-то хоть сама эти кадры видела? Она полагает, что всё это можно сыграть? Они что там, в российском МИДе, совсем охоели?

А ведь то, что они говорят, тиражирует потом российская пропагандистская машина. В том числе и её арабоязычный рупор "Русия аль-яум". И я даже не знаю, что они хотят, чтобы арабы подумали после этого об их стране и её президенте. Как они видят безопасность российских объектов и граждан в суннитской части арабского мира? Сегодня по дороге домой я впервые увидел антипутинское графити на арабском языке.

Причём, "постановочные съёмки" нисколько не мешают этим же людям утверждать, что химическое отравление имело место, но это якобы результат бомбёжки оружейного завода повстанцев. Уж выбрали бы хоть что-то одно. Если было химическое отравление, значит не постановка, не так ли? Но похоже, что правая рука там не знает, что делает левая. И закономерно, что арабы уже вообще не верят ни одному их слову.

Может быть, так и задумано и всё это - часть какого-то невъебе*но хитрого плана. Но какой-то он уж слишком хитрый у них.

19:06 

О грешном

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
Тут народ возмущается репликой журналиста Кашина по поводу теракта в питерском метро.

"А потому что Исакий не надо было трогать" (в смысле, передавать РПЦ) - твитнул Кашин.

Наверно, теракт - не лучший повод для шуток такого рода. Я бы на месте того же Кашина поискал другой повод. Понятно, что он пародирует саму РПЦ. Но и меня всегда доводила до белого каления религиозная логика: "Если что-то случается, значит, Боженьке плохо молились, грешили и не каялись." Сколько себя помню, практически во всех религиях это есть.

У нас в поселении работает один некошерный магазин. Практически 90 процентов его покупателей - русскоязычные. Не все продукты, к которым мы привыкли в стране исхода, существуют в кашерном варианте. Те, кто соблюдает кашрут, в этот магазин, понятно, ни ногой. Но те , кто не соблюдают, покупают. Помещение этого магазина съёмное, принадлежит одной богатой семье. Лет восемь назад владел им отец семейства, пожилой человек. И в один прекрасный день нашли у старика рак. Причём, обнаружили его в поздней стадии.

Утопающий хватается за соломинку. И если не могут помочь врачи, человек ищет утешение у раввинов. И раввины, разумеется, утешают. Тут у них богатый арсенал: и молитвы за выздоровление, и кмеот (что-то типа амулетов), и сгулот (что-то типа чудодейственых знамений), и обещания рая, когда ничего уже не поможет. Но есть одын проблема. Невозможно задействовать весь раввинский арсенал, пока несчастный сдаёт своё помещение богохульственной торговой точке. Ибо из-за этого и гневается на него Боженька, из-за некошерного магазина.

В одно прекрасное утро хозяин магазина объявляет о расторжении договора, готовности платить неустойку, и требует от некошерных богохульников освободить помещение немедлено. А поселение маленькое, 90 процентов торговых помещений заняты и освобождаться не собираются. А те два, которые свободны, принадлежат человеку, который не будет ссориться с раввинами из-за русского магазина.

Может быть, всё бы закончилось всеобщим торжеством добродетели и посрамлением порока, а русскоязычные в очередной раз утёрлись бы, но тогдашняя хозяйка магазина купила его буквально за пару месяцев до этого вместе с долгосрочной арендой и заплатила весьма приличную сумму, которую взяла в банке. И ей, естественно, нужно было хотя бы отбить вложеное. И оговоренная при съёме неустойка даже не приближалась к этим деньгам. Когда я озвучил от имени хозяйки раввинам сумму, отделяющую их от торжества добродетели, те платить отказались. Мол, зачем им, всё равно магазин закроется. Рай больному старику обещать дешевле, чем кому-то платить.

И тогда мы с хозяйкой и моим другом Стасом (потом он стал депутатом местного совета поселения, но тогда до выборов было ещё несколько лет) выбрали следующую тактику. Мы наняли адвоката, который разложил договор об аренде на составляющие. И по каждому неясному вопросу (типа, а можно ли даже с уплатой неустойки, разорвать договор с сегодня на завтра, а не дав два месяца на реализацию асортимента) предлагал выяснять истину в суде. А суды тянутся какое-то время. Особенно, если их тянуть. А пока, мол, суд да дело, сохраняем статус-кво, так решил суд. Мы откровено тянули время, понимая, что старик умирает. Просто сняли "грех" с его души и переложили его на душу адвоката. А когда старик скончался, начался процесс входа в права наследования и взаиморасчётов между наследниками. И снова сохранялся статус-кво. Войдя в право собственности, наследник первым делом пошёл к самому прыткому раввину, развившему бурную деятельность вокруг магазина:

- Я пришёл поговорить заранее, чтобы не было потом, как с моим отцом. Сколько?
- Что сколько?
- Сколько денег? Сколько я должен Вам платить, чтобы спасти свою грешную душу. И спокойно сдавать помещения, кому я хочу?
- Святость Торы деньгами не измеряется?
- Ну, не измеряется так не измеряется. Зато прибыль измеряется деньгами. И если я выкину русский магазин и помещение будет пустовать, я теряю прибыль. И тогда мне выгоднее вообще всё здание перестроить. Вывести ещё и кашерный магазин и две кашерных кафешки и открыть школу вождения.

А вот тут нужно сделать паузу. С кашерных магазинов и двух кафешек уважаемый раввин кормился. Не только с них, но и с них тоже. Обычный сертификат кашерности стоит недорого, но где обычный, там и усиленый, а где усиленый, там и "меадрин" или "эда харедит", требующие более пристального наблюдения, и поэтому более дорогих. А-то посетители разные бывают, иногда такие набожные, ну такие набожные. А со школы вождения что возьмёшь? В общем, как ни крути, в святейшем кармане намечалась нешуточная дыра.

- Мой брат снимет твоё помещение вместо русских, - ответил раввин.
- Это великолепно, но по той же цене и договор на пять лет, как у них. И та же неустойка за ранний выход, - ответил наследник и назвал цену.

В воздухе повисла тишина. Потом была отчаяная торговля. Но стороны так и не смогли даже сблизить условия. И тогда, всё обдумав и взвесив, рав Давид произнёс: "800 шекелей в месяц".

- Что 800 шекелей в месяц?
- Ты просил сумму, чтобы спасти твою грешную душу, я назвал. И торг здесь не уместен. Мне придётся совершить на эти деньги очень много богоугодных дел, чтобы Небеса смилостивились и отвели Кару свою от торгующих мерзостью трефною.

Молодой хозяин-наследник повысил и без того огромную цену месячного съёма на 700 шекелей, а 100 согласился докладывать из своих. Школа вождения пока так и осталась в проекте. Выписывая чеки на богоугодные дела, он всё же попросил уточнить:

- Рав Давид, я хочу ещё раз заострить один момент. Я даю вам от всей души и чистого сердца, чтобы Вы исправляли ситуацию с кашерностью магазина исключительно молитвенным рвением. И чтобы ни Вы, никто из вашей братии, никто от имени вашей братии, больше не появлялись на пороге лавки и не мешали работать. А то разорятся и съедут, придётся школу вождения открывать.
- Конечно, конечно. Как мы ещё можем исправить этот мир, как не молитвою и учением Священного писания. Слаб человек, пылинка в этом мире, щепка на ветру. И не стоит этот мир ни на чём, только на мудрых учениках, и только изучение Торы (помогает) против всего.

Конечно, Кашин не прав, что смешал мясное с молочным, некошерно это как-то. Хотя и те, кто клеймят его так громко позором, делают это не от чистого сердца, а исходя из политической конъюнктуры. Иначе бы они также клеймили позором всевозможных батюшек и матушек, вспоминающих после каждой катастрофы, эпидемии, землетрясения о том, что это кара Божья, призванная нас, грешников, вразумить.

15:44 

По взрыву в Питере

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
Судя по всему, какая-то инфа у спецслужб была. Утром закрывали станцию "Чёрная речка"

В Петербурге закрыли станцию метро «Черная речка» из-за подозрительного предмета
03.04.2017 | 08:56


В Санкт-Петербурге из-за обнаружения подозрительного предмета была закрыта станция метро «Черная речка», передает «Фонтанка.ру».
«С 8.46 станция «Черная речка» закрывается на вход и выход из-за бесхозного предмета», – рассказали представители метро.
В данный момент на месте работают сотрудники полиции, поезда не останавливаются на платформе. (Газета.ру)


Поймать террориста - очень трудная задача, даже, если есть инфа. Уж нам ли этого не знать. Питерцы, соболезную и сочувствую вам.

14:09 

Виртуальные выборы завершились

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
Победу во втором туре выборов президента РФ по версии моих российских читателей одержал Путин, на 2 голоса опередив Навального. Понятно, что критика репрезентативности есть и будет. По меньшей мере, Путину надо прибавить 6 процентов и отнять их у Навального, у меня почти нет читателей из Северо-кавказского федерального округа, а мы знаем электоральные предпочтения в этом округе и явку. Реально же надо делать ещё несколько корекций. Иными словами, сильной электоральной проблемы на выборах 2018 года у власти не будет. Правда, будут другие проблемы, с выборами не связаные. И вот их придётся решать в ближайшие 5-6 лет. Но это - тема для следующих постов. Пока же, констатируя высокий уровень популярности президента России среди моих российских читателей, хочу отметить, что говорить о политике гораздо приятнее и плодотворнее без взаимных оскорблений и навешивания ярлыков, как мы увидели на протяжении последней недели. И тогда каждый будет услышан. И вовсе не обязательно вести себя культурно - проигрышный вариант, как мы видим.

00:46 

Второй тур. Ирина Хакамада. Не хочется, а надо.

Там, где нет людей, постарайся быть человеком.
Не хотелось второго тура в этой игровой симуляции выборов 2018, но он будет. Потому что даже в играх победитель должен быть один. Насчёт репрезентативности поговорим после, но сразу хочу сказать: с этими результатами невозможно делать апроксимации на нормальные выборы. Интернет-опросы нерепрезентативны и будут таковыми ещё лет 10. Вот если бы у бабушки был Интернет... Но нет у каждой бабушки Интернета, а телевизор есть.

И тем не менее, такие проверки пульса архиважны. Они и являются теми посылами, которые должна анализировать власть. И вот по этому поводу я могу сказать: российская власть анализирует. У них своя социология и свои инструменты. В отличие от власти советской, администрация Путина внимательно отслеживает уровень довольства\недовольства.

Сказать что-нибудь кроме этого сейчас будет некорректно. Это означает быть пристрастным, вмешаться в игру. А мне нельзя, я не россиянин. Но одну вещь всё же добавлю и она не относится к моим личным симпатиям и антипатиям, скорее к опыту. На современных выборах в большей части мира (и Россия здесь не исключение) не решается вопрос наличия или отсутствия колбасы. Там, где нет колбасы, нет и выборов. А об остальном - после второго тура.

В первом туре наибольшее количество голосов получили Владимир Путин (30) и Алексей Навальный (29). Во втором туре, как и в первом, я прошу участвовать лишь совершеннолетних граждан РФ. Голосование продлится 24 часа.

Если во втором туре на выборах Президента РФ в избирательных бюлетнях будут Путин и Навальный,
запись создана: 02.04.2017 в 12:09

Вопрос: за кого Вы проголосуете?
1. Навальный Алексей Анатольевич  39  (48.75%)
2. Путин Владимир Владимирович  41  (51.25%)
Всего: 80

Дорога к правде

главная